White horse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » White horse » Иллюзии » Выдыхай


Выдыхай

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

Ты ищешь красный цветок?
Я знаю, где найти красный цветок... (с) Багира

Кьяра хоть и была фантазеркой, быстро начинала умирать, если ее воображение жило лишь в тонких сферах. Ей требовалось воплощать, абсолютно все, что приходит в голову. Где угодно, когда угодно. С кем попало. Девушка встала и выглянула в окно. Можно, конечно, впасть в паранойю и предположить, что человек, который предлагает тебе прогуляться по карнизам в дождь, просто желает тебе смерти. Тем более, что они так и не выяснили, кем Лучи приходится хозяйка дома… С другой стороны, кем бы она ни приходилась, не сидеть же вечно в ванной?
- Иди за камерой.
Кьяра встала и почувствовала, как затекли мышцы.
- Только тогда тебе придется лезть со мной. Иначе ты так и не узнаешь, кто живет в квартире за углом дома. 
С тихим шипением разошлась змейка, и платье алым цветком упало к ногам хозяйки. Девушка вышла из шелкового круга и принялась расстегивать пояс для чулок, дожидаясь хозяйку. Каков шанс простудиться в такую погоду? Не больше и не меньше, чем в любую другую, поэтому им можно пренебречь.

+2

32

Камера лежала в спальне, тем самым становясь вещью личной, однако помещенной на видное место, что бы в комнате, с легким налетом беспорядка ее всегда можно было найти. На эту Ребекка иногда снимала портреты людей, событий – фактически вела дневник зарисовок, некоторые из которых позже становились чем-то большим.  Забрав аппарат она вернулась к двери ванной, на мгновение замерла, раздумывая о возможных последствиях такого приключения. Это вполне могло закончится печально, из за неосторожного шага или излишней эмоциональности. Но в голове уже рисовался образ, который позже станет еще одной пленкой и предвкушение расползалось по телу колким нетерпением.
Ключ в двери податливо повернулся, впуская хозяйку в мир ее собственных запахов, так искусно смешанных с чьим-то чужим, еще не знакомым. Она задумчиво оглядела девушку, теперь уже не как соперницу, опасность или возможный объект желания, а как предмет антуража. Так бывает: когда знаешь, что будешь смотреть на что-то сквозь линзу оно представляется уже совсем другим. Молочные тона ванной, светло-кофейная кожа и выбивающееся из всего этого бесстыдно красное платье. Могло бы стать любопытным цветовым решением. Взгляды скрестились. В синих глазах искрилась почти подростковая хитрость. Ребекка улыбнулась, словно желая проверить подлинность временного перемирия.
-Пойдем?
Она перелезла в распахнутое окно, опуская босые ступни на сырой карниз. Скользко. Но карниз достаточно широкий, и если ступать осторожно, то здесь не трудно удержаться. В воздухе уже чувствовалась та плотная сырость, которая предвещает весну. Не календарную, а настоящую, с вот такими дождями и  первым теплом. Ребекка взглянула на огни города, распростёртого под ними, на рыжий свет в лестничных пролетах соседнего дома и протянула руку девушке, другой включив камеру.
-Представь, что ты одна

+1

33

Для Кьяры происходящее не было временным перемирием. Это была новая и абсолютно иная история.  Мужчины и женщины живут совершенно разными способами. Для женщин жизнь – это извивающийся и огибающий особенности реальности и их собственных иллюзий непрерывный поток событий. Непрерывный. И в нем любое событие может быть связано с другим сложным причинно-следственым плетением. Мужчины живут делами, актами, завершенными сценами… Почему она сейчас об этом подумала?
Итальянка проследила взглядом за условной хозяйкой дома, смотрела, как она перебирается через подоконник и ступает босыми ногами на карниз. Очень легкомысленно. Заложника всегда нужно пропускать вперед. На мгновение Кьяра замешкалась перед выбором. С одной стороны это доверие незнакомки трогало и почти подчиняло волю. Рыжая ей нравилась, как бы Лучи не желала их драки  - или чего она еще ожидала, сталкивая своих подружек? – это была приятная, умная, интересная дама, и при других обстоятельствах они могли бы сойтись как нельзя более  заманчиво. С другой стороны Кьяра оставалась той, кем ее последний раз видело солнце – ни сколько не изменилась с той секунды.
-Представь, что ты одна.
- Без проблем.

Она одарила хозяйку лучезарной улыбкой и, опустив раму прямо перед ее носом, заперла окно. Пару секунд она смотрела на бьющие в стекло струи воды, а потом подхватила платье и вышла из ванной. Хотелось курить, кофе и просушить волосы. Она прошла в кухню, поставила воду в джезве, порылась по полкам в поисках перца и кофемолки. Обычно эти сакральные предметы лежать на самых видных местах.  Казалось, она ни о чем не думает, ни о чем не жалеет, не собирается больше иметь дела с этой сумасшедшей, разгуливающей по карнизу. Сейчас она выкурит сигарету, оставит в пепельнице окурок в следах коралловой помады и навсегда исчезнет из этого дома и из жизни его хозяйки.  У самой Кьяры в этом не было никаких сомнений. А потом она почему-то разлила кофе в две чашки и распахнула окно кухни.
Отвернулась, никого не ждала, заинтересовалась статуэтками на полке, прислушивалась к эху срывающихся с карниза капель, прикурила сигарету.
Одну.
Другую.
И первую оставила тлеть в пепельнице на подоконнике. 
Возле дымящейся чашки кофе.

Отредактировано Chiara Lazzi (2012-02-12 23:59:04)

+1

34

Ребекка беспомощно расхохоталась. Ее собственный смех остался на пленке чистым, звенящим шумом и в нем уже не было ни злости, ни обиды, лишь какое-то усталое восхищение. Да, в ее доме сегодня оказалось удивительное существо. Находчивое, изобретательное и такое потрясающе мерзкое.
Она даже не стала смотреть в след удаляющейся девушке, припала взглядом к объективу, выхватывая город то кусками, то плавным потоком, периодически обращая взгляд камеры на свои собственные осторожные шаги.
Чего она хотела добиться этой очередной выходкой? Теперь девушка получила ее жилище в свое полное распоряжение, добилась возможности заглянуть в каждый уголок ее души и изящно доказала свое превосходство. Англичанка осталась ночью на карнизе собственного дома без денег или документов с камерой и пачкой сигарет в заднем кармане. Великолепно.
Впрочем, девушка осталась в квартире, где все наталкивало на вопрос, ответ на который был только у хозяйки. Во всяком случае так было бы логично думать.
В объективе плыла вереница городских огней и это позволяло сосредоточится. По сути никакой проблемы не существовало, стоило спустится той самой пожарной лестнице и добраться до дома одного из знакомых. Девушку уже била мелкая дрожь, весенняя зябь пробивалась под кожу и кусала босые ступни. Это наверняка закончится серьезной болезнью, ну да какая разница.
Только вот дело в том, что Ребекке уже не хотелось так просто отпускать свою незнакомку. Сколько людей сейчас знают где она? Судя по всему встреча была очень личной, а значит не так много. Еще на пару часов она может побыть моим секретом.
Именно из за этого настойчивого любопытства Ребекка прокралась мимо пожарной лестницы, оказавшись на углу дома.
Страшно. Надо просто сделать шаг, но ошибешься, поторопишься или промедлишь и уже мало что останется, кроме пленки. Так и не выпустив камеру из рук, она нащупала стену дома другой рукой и заставила себя шагнуть, упряма смотря в низ. Так создавалась иллюзия контроля.
И вот она уже заглядывает в окно кухни. Ребекка задумчиво улыбнулась. Ну конечно.
Невзначай оставленная сигарета вполне могла оказаться пропитана мышьяком или цианистым калием, которые незнакомка на всякий случай носит с собой в сумочке, но уже слишком поздно было быть осторожной. К тому же, все это так хорошо вписывалось в сегодняшний вечер и в ее профессию, что просто невозможно было не ухмыляться.
-Ты многое упускаешь.
Прежде чем заговорить, она некоторое время просто наблюдала за девушкой. Уселась на подоконнике, затягиваясь придложенной сигаретой. Поймала в камеру плавную походку и взгляд с проблеском интереса.
-Что скажешь, тебе нравится у меня?

+1

35

Не суккуб, зато суггестор.
Все же нелюдь, один черт!

-Ты многое упускаешь.
- Ты упускаешь шанс выпить кофе горячим.

Кьяра не обернулась, только пригубила чашку, которую держала в руке. Вторую она сварила и оставила для хозяйки. Как подношение домашним духам. Ты никогда не знаешь, выпьют ли они молоко и съедят ли мед, но подношение принято оставлять, а утром оно всегда куда-то исчезает. Может, конечно, молоко выпивают коты, а крысы съедают мед. Но кто видел домашних духов, чтобы утверждать, что угощение уходит не по адресу?
- Если продолжать рассуждение, то можно оставить на подоконнике вибратор и приманить суккуба.
Она, наконец, обернулась.
- Представь!
Темнота под ресницами вспыхнула ночным пожаром.
- Представь, как они слетятся на твое окно! Соблазнительные, искрящиеся, с коготками, крылышками и клычками, начнут за него драться и сквернословить. Мне кажется, в них обязательно должно быть что-то уродливое и что-то дурное, иначе будет приторно и скучно. В людях тоже.
Итальянка подошла ближе и села к столу, ожидая пока суккуб или переберется внутрь, или решится снимать из своего опасного положения.
- Ты уверена, что тебе нравятся женщины?
На ее личике нарисовалось искреннее и бесстыдное любопытство.
- С мужчинами куда проще. Ни один мужчина никогда не оставит тебя на карнизе твоего собственного дома в весенний ливень. А на женщину даже нельзя за это обижаться.
Кьяра рассмеялась, она и впрямь не чувствовала своей вины. Поэтому любая попытка доказать ей обратное была бы бессмысленной тратой времени.
- Ты простудишься, у тебя будет лихорадка, и мне придется привязать тебя к кровати, чтобы ты не металась, раздеть и растереть водкой. Или виски. На твой вкус. Потому что я буду искать их в твоем баре. Знаешь, как приятно лежать рядом с кем-то у кого температура! Кажется, что простыни тлеют. Можно вдыхать испарения спирта… да и самой  немного приложиться… и можно увидеть все, что угодно…
Черное пламя во взгляде само собой заволоклось мечтательной поволокой. Девушка не желала хозяйке проблем со здоровьем, просто ее фантазии были важнее мнительного этикета.
- Тебе нравится, когда любовники используют крепкие выражения? Или я могу быть очень вежливым суккубом…
Невинное, задумчивое выражение подсказывало, что Кьяра совершенно серьезна. Она не была поклонницей приписывания себе сверхъестественных способностей, но любая игра молниеносно захватывала и увлекала ее.

Отредактировано Chiara Lazzi (2012-02-13 23:36:03)

+2

36

Кофе уж просто обязан быть отравлен.
Ребекка в очередной раз затянулась и взяла лицо незнакомки крупным планом, только затем выдохнула, позволяя дыму плясать перед линзой объектива, размывать и спутывать образ девушки. Казалось, она даже не слушает, что ей говорят в попытке как можно более точно поймать черты лица.
Наконец убрав видоискатель от глаз она заглянула девушке в лицо.
-Думаешь им не хватит друг друга? Нет, я понимаю что компания таких стерв наскучивает… Но это всегда играет на руку.
Она опустила камеру на подоконник и плавно проскользнув в квартиру отправилась в прихожую, по пути скидывая с себя промокшую одежду.
-Ты уверена, что тебе нравятся женщины?
Ребекка расхохоталась.
-Нравятся? Да я ненавижу женщин. – Она уже стояла перед зеркалом, расчесывая промокшие локоны – Эта вечная истерика, мешающаяся по полам с бессмысленным щебетанием, невыносимая мнительность и желание бросаться грудью на скалы.
С волос капало. Она не успела по настоящему промокнуть, скорее это была неприятная сырость от которой хотелось скорее избавиться.
-Мужчины меня восхищают. Они куда спокойнее, надежнее, и за частую так отчаянно боятся сломать тебя по полам, когда ты рыдаешь у них на плече. – Она усмехнулась – У некоторых из них просто великолепные руки. Ты замечала?
Рыжая заколола волосы на верх и накинула черный кружевной пеньюар. Ничего особенного. Такой покупают скорее не строя планы кого то соблазнить, а что бы сделать приятное себе. Покрутившись перед зеркалом она вернулась в кухню и устроившись на стуле обхватила ладонями предложенную чашку.
-Ну вот, теперь ты озвучила свою фантазию и тебе станет не интересно. Скорее предпочтешь наблюдать мою лихорадку со стороны, в не тронутой форме. Только смотри, держись от меня по дальше, а то еще окажемся на одной волне. – повернув голову, она снова посмотрела на незнакомку – А что бы тебе хотелось увидеть?
Наконец, сделала глоток из чашки.
-Мне кажется в “крепких выражениях” нет тайны. Это как абсолютная нагота – безусловно заводит, но девушка с полоской ткани на теле все же будет смотреться привлекательнее. Тебе вдруг хочется нравится мне?
Стекляшки синих глаз нашли камеру, оставленную на окне и она улыбнулась собственному объективу, закинула ногу на ногу. Глупо и самонадеянно было вот так пить кофе с девушкой, которая так откровенно демонстрировала способность быть жестокой. Впрочем, никто не говорил, что Ребекке это не нравится.

Отредактировано Rebecca Davies (2012-02-15 22:32:39)

+1

37

- Да, у мужчин часто роскошные волосы. И ресницы. Зачем им такие ресницы?
Кьяра подняла на хозяйку недоуменный и в чем-то даже гневный взгляд, словно это Ребекка лично отвечала за то, как устроены мужчины и женщины.
- Мне хочется нравиться всем.
Девица даже не сменила тему. Во всяком случае, не сменила интонацию, словно продолжала свою мысль. Тот факт, что она сидит перед собеседницей полуголой, никак не противоречил сказанному, а главное, ее уверенности в том, что она не только хочет понравиться, но и …
- Я и так тебе нравлюсь. Ты все еще не позвала копов.
Итальянка пожала плечами.
- Зачем спать с женщинами, если ты их ненавидишь?
Столбик пепла упал на стекло пепельницы. За окном унялся дождь, и теперь горизонт окрасился нежными оттенками синего, и в этом глубоком бархате россыпью бриллиантов проступили заплаканные розоватые звезды.
- Знаешь, в том, что называют любовью больше ненависти и страха, чем самой любви. Подумай. Вспомни. Подумай. Мы даем вещам имена, чтобы не видеть их истинной сущность. Страсть – это агрессия, жестокость, унижение и зависимость. Гнев, беспомощность. Я упускаю, что-то про любовь… Да. Это те редкие моменты эйфории  между ломками.
От сигарет ее голос быстро садился до хриплого шепота. Или дело не в сигаретах?
- Наркоманы не лечатся. Знаешь? Лучшее, что можно с ними сделать – подменить их разрушительную зависимость социально приемлемой. Если тебе нужен адреналин, можно просто ходить в горы. Это не то, верно? Это полная собачья чушь!
Она хлопнула ладонью о столешницу и перезвон посуды вернул темному влажному взгляду ту странную безмятежность, которая была ему свойственна между вспышками.
- Ты когда-нибудь сердишься? Раздеваешься полностью? Позволяешь себе кричать во весь голос? Или расхохотаться во время чопорного приема? Или ударить того, кто говорит тебе оскорбительные вещи? Когда ты последний раз била посуду?
Возрастающая интонация, взвинтившая вызов до определенного кипения, внезапно рассеялась, растаяла, и снова обратилась умиротворением.
- Если ты ненавидишь женщин, с которыми спишь, они должны хотя бы знать о твоих чувствах…
Кьяра усмехнулась, мягко и тепло, чуть слышно.
- И мужчины тоже.

+2

38

«the prettiest girls do the ugliest things»

Позволяла ли она себе когда-нибудь быть дикой?
Ребекка взглянула на девушку, сквозь девушку, на себя. Зябко обхватила плечи руками. Возможно в колледже… она кидалась словами, жестами, обещаниями и не знала где уснет в эту ночь. Но все это было в пределах разумного, никто ничем не рисковал.
По прежнему смотря в пустоту она мягко покачала головой.
Нет. Никогда.
Потому что всегда были стенки и чьи-то ожидания. Всегда было завтра.
С возрастом она отточила мастерство ходить по канату, удерживая баланс, как в себе так и в окружающем мире. Не впадая в крайности, выполняя то, что ожидалось от нее и отказываясь от желанного во имя ”большой игры”.
Но у всего есть обратная сторона, и страшно подумать что творится за закрытыми дверями у тех, кого передергивает при слове ”стриптиз”.
-Это не мешает мне ими наслаждаться. – слова шелестели, теперь в голосе почти отсутствовали интонации, словно в противоположность экспрессивности итальянки – Например тобой.
Она пожала плечами. Это было лишь примером, подвернувшимся под руку, констатацией факта.
-Конечно, я могла бы набрать телефон полиции, хотя бы там, на карнизе. Но это было бы слишком скучно и просто, совсем ничего бы мне не дало. К тому же, ты еще не сделала ничего откровенно криминального, не так?
Усмехнувшись, она шевельнула ладонью.
-Что мне сказать им? Что ко мне ворвалась девушка с чересчур развитой фантазией?
Это было неожиданно тепло, вдруг домашне. Хотелось сохранить ощущение еще на несколько секунд, не на долго. Пока кто-нибудь из двоих не решится на очередной бросок или исчезновение.

Отредактировано Rebecca Davies (2012-02-17 23:43:37)

+1

39

«Детей нужно баловать, только тогда
из них получатся настоящие разбойники!»
Е. Шварц «Снежная Королева»

Кьяра не слишком опасалась того, что мир будет ее осуждать. Скорее ему стоило переживать о том, как бы самому не разочаровать итальянку. Однако пока они ладили.
Как говорится, I'm gonna live forever. So far, so good. Кьяра сделала последний глоток обжигающего горького кофе и включила воду в раковине. Посуду она мыла так же естественно, как варила кофе. Как у себя дома. Она уже поняла со всей определенностью, что произошла какая-то ошибка. Ничего на свете не могло бы связывать Лучи и эту женщину.  Ничего кроме светлейшего вежливого приятельства, которое никогда не привело бы ее в этот дом.
- Скажи им, что к тебе ворвалась девица с избытком фантазии, которая не готова покинуть твоей дом, пока пара брутальных мужиков в форме ее не развлекут!
Кьяра обернулась, уронив через плечо темную непослушную волну переплетенных змей, и метнула на хозяйку обжигающий искристый взгляд. Не смеялась. Пока нет. Предложила ей прочувствовать всю серьезность предложения.
- Заплатим. Они не откажутся.
Во всяком случае, если Кьяра выйдет в коридор в том неглиже, в котором она ходит по дому. Надо сказать, итальянка ни секунды не пыталась соблазнить или произвести на собеседницу впечатление своим видом. Напротив. Ей было удобно а ночной воздух приятно ласкал бархатную смуглую кожу. Пожелай она кого-нибудь соблазнить, явилась бы в глухой монашеской робе.
- Вызов у них есть, и есть время на его отработку, протокол напишут после. Хочешь?
Она скользила взглядом по лицу Ребекки. Конечно, нет. Такие девушки занимаются сексом с незнакомцами лишь в отчаянии или глубоком опьянении. А почему нет? Секс никак не связан с любовью. И нужен женщинам так же, как и мужчинам. И это было бы на самом деле весело. Стоит только представить их лица! Иногда Кьяре казалось, что есть люди, которые так стараются попасть в унисон с миром и его бесконечными требованиями, что перестают наслаждаться и жизнью и собственноручно созданным для всех светлым обликом. В результате в их сердце не остается ничего кроме гнева и воображения. И тогда воображение может их спасти. Иначе зачем это все?

+1

40

Несколько секунд раздумий, задумчиво болтая жидкость в чашке. Чего бы это могло стоить? Пожалуй, не много. Выговора или общей вовлеченности.
Почему нет? Ее забавляла идея воспользоваться номером, по которому звонят обычно, выплескивая в трубку столько страха, вместо звонка в публичный дом. В конце концов, оба номера набирают дрожащими пальцами. Интересно, что они могут предложить им. Ребекка ухмыльнулась. Сегодня ей нравилось быть послушной, может быть даже нравилось раз за разом ошибаться в ожиданиях, ударяясь об свое доверие. Было в этом что-то незнакомое.
Поднявшись со стула она прошла в гостиную, попутно выключив камеру. Этого как раз хватит.
Нашла домашний, который наконец не молчал, набрала цифры знакомые с детства, но не разу неиспользованные.
Несколько длинных гудков и приятный мужской голос, такой невозмутимо спокойный.
- Мне так страшно, мне очень нужна помощь… - голос послушно упал до сбивчивого, взбудораженного шепота – В моем доме девушка с совершенно дикими фантазиями, и мне не справится одной. Нет, не знаю ее… Послушайте, я не могу говорить. Вы можете приехать?
Она удовлетворенно кивает ответу, улыбается отголоскам растерянности в чужом голосе и быстро диктует свой адрес, в очередной раз в слепую.
Вернувшись на кухню Ребекка опирается о дверной косяк, наблюдая за движениями девушки.
-Они будут через 15 минут. Как мы будем их встречать?
В голове мелькают кадры образов. Она бы оставила дверь открытой в темноту, от такой  чужой беззащитности всегда мурашки по коже.

+1

41

Когда Ребекка вернулась в кухню, там никого не было.
На столе стояла одна – ее собственная – чашка, в пепельнице - только ее окурок.
В воздухе еще витал тонкий пряный аромат чужих духов. Но это лишь остаточные явления. В остальном галлюцинация исчезла бесследно, оставив Ребекку с выбором между тем, чтобы заплатить штраф за ложный вызов полиции или провести время с парой копов.  Если она себе все же позволит. Кьяра, пожалуй, поступила бы именно так.

Почему-то когда наши вымышленные друзья исчезают, мы точно знаем, как они поступили бы на нашем месте.

Кьяра помнила, что если выбраться из окна ванной и пройти по карнизу за угол дома, она найдет пожарную лестницу, а в проезде стоят машины такси. Ей не хотелось нарушать сон хозяйки. У той был ее номер и несколько кадров на пленке. Когда копы явятся, они как раз успеют ее разбудить.

Когда камера заполнилась ледяной февральской водой до уровня маленького зарешеченного окна, в мутном сумраке возникла тонкая, полыхающая фигурка суккуба, без труда сняла кандалы и увела пленницу темными затопленными коридорами Поцци на улицу через Мост вздохов - к полыхающим шутихам и бурлящей тарантелле.

В аптечке, в кухонном шкафу стоял пузырек нейролептика. Кьяра заметила его, когда варила кофе.  Белый прямоугольник аптечной этикетки на темном стекле.
Глаза крупным планом.

+1

42

Ну конечно же, конечно, ее там не было, можно было даже не гадать. Глаза широко распахнулись в пустоту кухни. Ни шороха, ни скрипа, по всем законам жанра – она была очень правильной иллюзией. Может быть можно было выглянуть из окна и краем глаза поймать ее уходящую тень, можно было бы бросится за ней… Можно столько всего. Но после такой ночи хотелось просто холодной воды. Но, когда от холода свело десны, а взгляд наткнулся на закрытое не до конца окно, Ребекка поняла, что перец водой запивают только дураки. Улыбнувшись самой себе и недавнему дезертирству, девушка закрыла окно. Ребекка встряхнула головой, отгоняя от себя ощущение её запаха.

Звонок в дверь выдернул рыжую из остатков мимолетных воспоминаний. Замок лаконично щелкнул - так щелкают новые портняжные ножницы, разрезая ткань, ленту, красную нить?. Даже не открывая глаз Ребекка накрыла чужие губы поцелуем, только утонув в нем осознала, что целует девушку. Что захлебывается родным запахом, и запутывает пальцы в таких знакомых волосах.
-Патриция-почти не слышным выдохом сквозь поцелуй.
Та отстраняется, пытаясь объяснить.
-Узнала твой адрес у друзей… Там внизу полиция… Я хотела зайти первой, узнать, что тут…
Ребекка лишь беспорядочно кивает, тонкие пальцы скользят под ткань рубашки, разрывая оковы пуговиц, и новый день вспорот ее протяжным стоном. Девушка потянулась и рассмеялась, быстро подлетела к окну и распахнула шторы, впуская солнце. А оно пролилось на её кровать кипящим маслом, заиграло на простынях, по которым Ребекка провела рукой.

Пленник танцует прочь от своей темницы, растворяясь в марте, ни разу не оглянувшись назад. Никто так и не узнал спасся он, или попросту сошел с ума, а в прочем какая разница, если одно ясно точно – он больше не вернется в этот сырой, простуженный город.
Но никогда не сможет забыть холодный страх, постепенно выедающий все внутри и сладкую, близкую, невозможную свободу, до которой кажется только руку протяни.

Ребекка выбрала адрес почти наугад, не уверенная что желтые страницы не врут. Но все же опустила диск в почтовый ящик. Она отсмотрел запись на следующее утро, смонтировала, как обычно делала с воспоминаниями – получилась красивая нарезка безмолвных кадров.

Отредактировано Rebecca Davies (2012-03-01 14:34:45)

+1


Вы здесь » White horse » Иллюзии » Выдыхай