White horse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » White horse » Творчество » Раз.


Раз.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Свернутый текст

Что запутали - порвано. К черту блажь и терпение:
Я на коже иголкой вышью слово «Прощение».
Нить короткая, алая, вниз скользит, не торопится
Ты посмотришь украдкой – отвлечешься? Воротишься?

Иглы смелые, верные – серебристыми стрелами
Льнут, как звери зубастые. Строчка ровная, белая.
Боль не брезгует, хмурится, за иглою вслед тянется.
Ты попробуй, не плачь, горемыка-красавица.

Толи сон от Лукавого, толи ангел с видением –
Я на коже с сукровицей вижу слово «Прощение».
Нить в углу позабытая, иглы колют, голодные:
«Где ж ты, смелая, сильная? А, вернулась…»
                                                                             -Не гордая.
|Раз.

Свернутый текст

Все дороги в ночь запорошены,
Заволочены блеклым инеем.
Да, не встретимся мы по-хорошему,
Разбежались от правды, бессильные.

То ли судьбы сплелись прочно-накрепко,
То ли снег нам виной, россыпь белая.
Я пойду за луной в дали дальние,
Вслед пойдешь ли ты, верная, смелая?

И не страшно, не больно, не холодно -
По дорожке за лунным свечением
Мы пройдем, опьяненные солодом,
Грусть-тоску сгоним прочь отвлечением.

Жизнь была белоснежною скатертью,
Да пролили вино. Гроздья алые
Вышивались бесслезно, не матерью -
Нерожденным дитятей – отсталые.

Ночь в сторожку стучит, льет проклятия.
Ты закутай в меха соболиные
Ледяное, святое распятие,
Со слезами и с кровью - рубинами.

Волк завоет пронзительно. Стужею
Охладит жаркий пыл поселения.
Приходи ко мне с чаем да с дружбою -
Расскажу тебе сказку последнюю…
|Два

Свернутый текст

Тебя надо запретить очень срочно, чтоб никто не узнал о том, что ты существуешь. Чтобы вырвать с корнями - жестоко и прочно - как ненужную вещь, безумно простую и всячески сложную. Тебя надо стереть без остатка и следа: прочь, царапая белые листья бумаги испугом, затирая до дыр прожженным ластиком смуты. Прочь... И вырваться, вместе с свободой терзая кровавые путы твоих недосказанных тайн и загадок. Мир был бы чуть менее сладок, но не менее скучен. Быть может, всем было бы лучше: люди часто кромсают из памяти кроткой имена, приносящие больше не боль - ледяное спокойствие. Старая соль на заветренных ранах гудит контрабасом испуганных масок, наклеенных прочно, словно оставленных жить и погибнуть вместе с хозяином. Впрочем... Не умеем стирать мы из памяти лица, горящие чем-то беззвучным и дерзким, что царапают слух и дыханье гвоздем по немому стеклу.
Не умеем людей запрещать. Очень жаль. Вдруг бы стало кому-то и легче? Может, кто-то и стал бы дождями пытаться пилить воспаленные вены событий, открывая с движением каждым новые дни и сюжеты, но мир... Мир бы не был так пресен и сер, как бывал он туманен в волшебное "без" для меня, и тебя, и кого-то за гранью помех радиолы. Шпильки в призрачный облик сознанья втыкая беспечно, кто-то там, за границей седых облаков, улыбнется и спросит: "Зачем этим мумиям вечность, коль они в свои рамки загнали немало доверчивых песен и слов?".
И ответом окажется громкое эхо затвора, оглушительный смех револьвера в озябшей руке и патрон, раздобытый под толщей нелепого, грязного снега. Для того, чтобы снять неумелый запрет. На тебя.
|Три

+4

2

*задумалась* Удивительно, но здесь собираются поэты. Это очень хорошо и очень славно, я люблю стихи, люблю читать чужие стихи, потому что рисунки вызывают у меня глухую тоску - ведь я-то так не умею ну совершенно.

Боль не брезгует, хмурится, за иглою вслед тянется,
Боль такая же пьяная, вечно дикая странница.
В этих снах одиночество, тишина бесконечная.
Ты ответишь ли мне? А ответить и нечего.
Нить короткая, алая. Вдоль из тела - клещами ли.
Вместо слово "прощение" вижу только "прощание".

Я не знаю, какого хера я отвечаю на стихи стихами. Это болезнь.

+1

3

Adeline Grimmer
Это не болезнь, а призвание.)
Экспромт шикарный. Спасибо. *    *

0

4

Прочитала - и под впечатлением осталась, глубоким таким впечатлением. Бывают стихи, которые поглаживают, бывают - которые царапают, бывают - которые прочитал и мимо пошел. Ваши постоянное напряжение выдерживают, заставляют вчитываться в каждое слово отдельно - и снова предложение в общем. Так держать внимание, да еще и стихом очень сложно, а вам удалось) Плюс очень умелое владение словом, не нагромождения - а именно нужные варианты из сотен подбирали, сразу видно. Вообщем... замечательные стихи. Все три произведения.

0

5

Sofija Rain
Спасибо за столь лестный отзыв, засмущали прямо-таки.)

0

6

Aleida Essen
Заставило задуматься Ваше эссе. Внешне кажется, что это отпущенные в свободный полет размышления, но при более глубоком прочтении восприятие меняется. Текст логичен, спокоен. Мысли не скачут, повествование последовательно.
Что касается содержания, то оно невеселое, болезненное и местами несколько цинично.
Есть над чем подумать.

0

7

Eva Brontë
Благодарю.
Что-что, а вот писать веселое никогда не удавалось.

0

8

Парижские зарисовки.

Изнеженность жасмина, завороженность фраз.
Бокалы у камина танцуют венский вальс,
Сомкнувшись. Свечи и вино забыты.
И мелодичность арфы, и полумрак вокруг,
И трубка у качалки – забытый старый друг.
На полке книги. Жаждут тайн, открытий...

Забыта паутина в углу,
Что над камином,
Над самым тем камином
С салфеткой-парусиной,
Где юбка с кринолином,
Где трубка с нафталином,
С тем самым нафталином,
Что туфли над камином
До блеска очищает за несколько секунд.
В вечерний час все тихо –
Уснул Париж и Сена,
Монмартр замер в спячке,
Как сонное дитя.
Не возят люди сено,
Не свищут лихо-лихо,
Не беспокоят город,
Что спит в вечерний час.
Спокойствие той ночи
Не нарушали звуки,
Боясь спугнуть момент.
Горгульи Нотр-Дама,
С оскалом жутко странным,
Не взмахивали крыльями,
Когда встает луна.

Спокойной ночи, город,
Загадки тайной полный,
Ответы на которую
Неведомы сейчас.
Пускай твои секреты,
Закрытые на «вето»,
Когда-то этим летом
Откроются для нас.

0

9

Художник и Мадонна

Чердак весь в пыли и холстах.
За образец ты взял икону,
Где бледноликая Мадонна
Христа качает на руках.

Безумен взгляд, неброски краски.
Шелка одежды оплетают стан.
Змеясь, полуночный канкан
Танцуют сумрачные маски.

Мадонна спит. И сны ее печальны.
Мать видит сына окровавленную плоть,
Копье, отягощенное желанием колоть
Туда, где слезы с кровью не хрустальны.

Твой вид, художник мой, устал.
Ты ловишь кистью свет и тени
И, как охотник, наслажденье
Рисуешь в фоновость зеркал.

Мадонна ли на той картине
Открыла омут темных глаз,
Откуда стонет слабый глас,
Тонущий в томной паутине?

Мадонны ли копна волос
Струится вниз по обнаженной шее,
Где тяготы мирских лишений
Венчают шрамы, как Колосс?

Мадонна ли ревет беззвучно,
Боясь безумием своим,
Как смех на кладбище чужим,
Рассеять праздной жизни скучность?

Художник ли стоял напротив?..
И был ли холст, где ведьма спит?
Лишь шум от топота копыт.
Карета скрылась в подворотне.

0

10

А нам бы.

А нам бы замирать, стекая вниз по стенам.
Горячие уста сплести в один тандем.
Не помнить все о том, что время тленно.
И стоном заглушать безмолвие систем.

А нам бы все летать с мостов, что над рекою
Раскинули тела, как будто на кресте.
Играть и, наслаждаясь вечною игрою,
Все время забывать, что мы уже не те.

А нам бы все творить, верша судьбу героев.
И нам бы все сжигать былое на кострах.
Дракона покрывать блестящей чешуею
И рыцарю внушать: «Тебе неведом страх».

А нам бы все спасать принцесс и лилипутов,
К скале приковывать героя на главу.
И, с наслажденьем стаскивая путы
Условностей, играть в свою игру.

А нам бы все сползать по стенам страстно-нежно.
А нам бы все сплетать запястья и перста.
А нам бы все любить друг друга так безбрежно
И в нерушимый мир соприкасать уста.

0


Вы здесь » White horse » Творчество » Раз.